Регистрация пройдена успешно!
Пожалуйста, перейдите по ссылке из письма, отправленного на

20 лет после атаки на Нью-Йорк: возможно ли повторение теракта 9/11

© AFP 2021 / PRESTON KERES15 сентября 2001 года. На этой фотографии, опубликованной Военно-морским флотом США 18 сентября 2001 года, нью-йоркский пожарный во время разбора завалов на месте Всемирного торгового центра в Нью-Йорке
15 сентября 2001 года. На этой фотографии, опубликованной Военно-морским флотом США 18 сентября 2001 года, нью-йоркский пожарный во время разбора завалов на месте Всемирного торгового центра в Нью-Йорке - РИА Новости, 1920, 11.09.2021
15 сентября 2001 года. На этой фотографии, опубликованной Военно-морским флотом США 18 сентября 2001 года, нью-йоркский пожарный во время разбора завалов на месте Всемирного торгового центра в Нью-Йорке. Архивное фото
Читать в
СИМФЕРОПОЛЬ, 11 сен – РИА Новости Крым, Алексей Гончаров, Валерий Волков. Шокирующее событие, навсегда изменившее мир. Так характеризуют теракт 11 сентября 2001 года в Нью-Йорке. Кадры врезающихся в башни-близнецы самолетов, выпрыгивающих из окон людей и обрушения небоскребов врезались в память миллионов.
После крупнейшего по числу жертв теракта в истории, в котором погибли почти три тысячи человек, прошло 20 лет. Событие привело к глобальным изменениям в мировой политике, в сфере безопасности и в сознании людей. Но терроризм так и не был побежден. И новые приверженцы этого метода борьбы продолжают появляться в разных уголках Земли.
Как изменился мир и сам терроризм за два десятилетия, грозят ли миру новые теракты в свете ухода США из Афганистана – в материале РИА Новости Крым.

От "Аль-Каиды"* до коронавируса

После терактов в Нью-Йорке стало понятно: творить мировую политику могут не только сильные государства и транснациональные корпорации, но и относительно небольшие группы хорошо финансируемых, технически оснащенных вооруженных фанатов. С помощью террора – а значит, страха – они способны провоцировать войны, менять расклад сил в мире, влиять на внутреннюю и внешнюю политику государств.
Многосубъектность мировой политики существовала и до 2001 года. Но "Аль-Каида"* подняла это на новый уровень.
Суть терроризма после атаки на Нью-Йорк не изменилась: это по-прежнему идеология насилия, а главное – средство достижения политических целей. Но после 11 сентября это явление стали эффективно использовать для работы с массовым сознанием и поведением людей.
Упрощение картины (подвергшиеся атаке – приверженцы всеобщей демократии, они же "совершенное добро", "международный терроризм" – "абсолютное зло") стало играть на руку правителям. Чем проще объяснение сложных вещей, тем эффективнее пропаганда. Всех, кто против "добра", можно объявить террористами или пособниками со всеми вытекающими последствиями. Угрозой международного терроризма можно запугать общество, ограничив в правах под лозунгом борьбы со "злом", вмешаться в личную жизнь, заставить людей делать то, что нужно. Ведь все это – ради их же безопасности.
Многие введенные тогда "временные" ограничения продолжают действовать и сейчас. И они уже накладываются на новые ограничения – из-за коронавируса. Все снова думают о нашей безопасности, управляя обществом, парализованным страхом.

Простота черно-белого мира

Еще одно последствие трагедии 9/11 для мира – колоссальный рост исламофобии. Известная сентенция "не все мусульмане – террористы, но все террористы – мусульмане" прочно укрепилась в сознании многих людей на разных континентах. Произошло это не без участия пропаганды. Все то же упрощение сложных процессов до примитивных бинарных конструкций "добро" – "зло", парадигма коллективного страха, отвлечение внимания общества от актуальных проблем.
Теракты 11 сентября и борьба с международным терроризмом стали официальным поводом для кровопролитных конфликтов в Афганистане, Ираке, Ливии и Сирии, унесших жизни, по приблизительным оценкам, как минимум одного миллиона человек (данные Брауновского университета США). Но они в итоге показали, что решить сложные социальные и политические проблемы исключительно военным способом невозможно, равно как и уничтожить лишь грубой силой поголовно всех террористов.
© РИА Новости . Владимир Федоренко / Перейти в фотобанкРасчистка завалов на месте взрыва Всемирного Торгового центра в Нью-Йорке
Расчистка завалов на месте взрыва Всемирного Торгового центра в Нью-Йорке - РИА Новости, 1920, 10.09.2021
Расчистка завалов на месте взрыва Всемирного Торгового центра в Нью-Йорке
Эффективная стратегия борьбы с терроризмом не разработана до сих пор. А вот концепция навязывания демократии путем военного вторжения спустя 20 лет после 9/11 оказалась в глубоком кризисе. Боевые действия на чужой территории оборачиваются ростом партизанского движения, появлением еще более радикальных группировок, большими людскими потерями и огромными финансовыми затратами. С другой стороны, именно после терактов в Нью-Йорке были повсеместно введены новые меры безопасности, которые сегодня стали уже привычными. Хотя, как показала жизнь, и они не могут полностью нивелировать угрозу терактов.
…До 11 сентября американцы летали на самолетах примерно так же, как мы ездим в маршрутках: прибегали за 5 минут до рейса, прыгали в самолет и летели. Никаких особых проверок, ни тем более снятия ремней и выбрасывания бутылок с водой не было. Мощная сеть внутренних перелетов позволяла американцам легко и постоянно двигаться по стране. Сеть осталась. А вот проверку приходится теперь проходить совсем по-другому. И нормой это теперь стало для всего мира…

Слова и цифры

Сегодня теракты, подобные нью-йоркским, в материально-техническом отношении осуществить почти невозможно. Тем не менее, за прошедшие 20 лет терроризм эволюционировал прежде всего с технологической точки зрения. Террористы тоже хорошо освоили цифровые технологии. С их помощью готовятся теракты, вербуются сторонники, идет идеологическая обработка неофитов, а главное – идет финансирование. Через онлайн-казино, подставные интернет-магазины и сайты-двойники, фишинговые атаки, доступ к банковским ресурсам и криптовалютным биржам современные террористы получают деньги.
Хотя интернет, с другой стороны, открывает и новые возможности в борьбе с ними, контртеррористические структуры справляются с этим достаточно слабо, констатирует главный научный сотрудник ИМЭМО РАН, эксперт по проблеме терроризма Наталья Рогожина.
"Несмотря на то, что соответствующие сайты блокируются и закрываются, практика показывает, что радикализация идет очень быстрыми темпами. Количество сторонников того же ИГ*, несмотря на разгром в Сирии и Ираке, не уменьшается. Отследить эту активность на различных интернет-платформах не удается. Хотя большинство терактов удается предотвратить, тем не менее, опасность сохраняется", – пояснила специалист в комментарии РИА Новости Крым.
С другой стороны, именно все эти "зашифрованные" послания дали толчок к переходу IT-отрасли на совершенно иной уровень развития, когда государствам понадобились специалисты по работе с базами данных, программеры, способные написать алгоритмы отслеживания ключевых слов – ведь террористы тоже не идиоты употреблять слово "тротил" в месенджере.

Женщины и дети

Еще одна отличительная особенность – усилившаяся роль женщин в работе террористических организаций, чего не было в период расцвета той же Аль-Каиды*.
"От женщин теперь зависит очень многое. На них лежит функция воспитания детей и, соответственно, уже с младенчества дети воспитываются в духе радикализма. Кроме того, они поддерживают своих мужей-террористов и сами все активнее участвуют в терактах. Несмотря на то, что многие мужчины-террористы уже убиты, их жены продолжают придерживаться радикальной идеологии. Зачастую они даже более агрессивно и воинственно настроены, чем их мужья", – отмечает Рогожина.
Военные, имеющие дело с подобными группами вживую, знают это давно и хорошо: женщины более хитрые, быстрые, они больше видят. Поэтому да, угрозу они представляют очень серьезную.
Кроме того, констатирует эксперт, за последние 20 лет усилилась радикализация молодежи, вступающей в ряды террористов.
"Практика показывает, что нынешние молодые люди в радикальных и террористических исламистских организациях более агрессивно настроены, чем старое поколение. Сами "старики" признаются: новое поколение более воинственное, жестокое и агрессивное, чем были они в свое время. Именно на молодежь направлены сегодня главные усилия контртеррористических структур", – указала политолог.

Усилившаяся угроза

По странной спирали развития мира, спустя 20 лет после атаки на Нью-Йорк талибы* вновь пришли к власти в Афганистане. США, вторгшиеся в 2001 году в страну с миссией свергнуть режим талибов*, покончить с "Аль-Каидой"* и минимизировать террористическую угрозу для себя, вывели войска.
Ограниченный контингент советских войск в Демократической Республике Афганистан. 3 сентября 1989 года - РИА Новости, 1920, 18.08.2021
Воин-интернационалист сравнил уход США и СССР из Афганистана
Отчасти Вашингтон добился декларируемых целей: Бен Ладен и многие представители его окружения уничтожены, за 20 лет в самих Штатах не было ни одного крупного теракта, подобного нью-йоркскому. Самые кровавые атаки за это время происходили в Европе, России, Индии, Пакистане и других странах.
Значительный вклад в снижение угрозы терактов внесли и российские войска, разгромив основные силы ИГ* в Сирии. Однако за два десятилетия проблема терроризма никуда не делась. Более того, по оценкам многих экспертов, с реваншем талибов* она усилилась. Исходит она не столько от "Талибана"*, политика которого в большей степени ориентирована внутрь Афганистана, сколько от находящихся с ним в тесных отношениях некоторых террористических структур.
По мнению эксперта Российского совета по международным делам (РСМД) и клуба "Валдай", научного сотрудника РЭУ им. Плеханова и ИНИОН РАН Георгия Асатряна, яркая победа радикалов "Талибана"* становится определенным бизнес-планом для международного терроризма, не зря международные террористические сети праздновали их приход к власти как свою победу.
"Несмотря на политику талибов*, угроза международного терроризма будет усиливаться, это фиксируется анализом активности международных террористических идей. Победа "Талибана"* мотивировала эти организации, они активизировались, почувствовали свою силу", – полагает эксперт.
В большей степени это касается "Аль-Каиды"*. С игиловцами* "Талибан"* враждует, поскольку видит в них прямых конкурентов. Их позиции кардинально различаются в главном вопросе – доктрине мирового джихада. Если ИГ* провозглашает основной целью войну с неверными по всему земному шару и не базируется на каком-то одном этносе или конфессии, то талибы* в первую очередь руководствуются племенными обычаями афганского формата, поясняет Асатрян.
"Что касается "Аль-Каиды"*, ее группировка сегодня в Афганистане незначительна, но она есть. Полагаю, талибы* будут предоставлять для них свою территорию как убежище. Они не будут позволять "Аль-Каиде"* вмешиваться в афганские дела, но и не будут особенно противостоять их террористической активности за рубежом. Сейчас талибам* главное показать свое относительное миролюбие и получить международное признание, но со временем ситуация будет ухудшаться", – прогнозирует политолог.
Военная полиция РФ на северо-востоке провинции Алеппо в Сирии - РИА Новости, 1920, 30.09.2020
Пять лет спустя: что дала России операция в СирииПять лет назад РФ начала военную операцию против террористов в Сирии. Решение Москвы вызвало неоднозначную реакцию как в мировом сообществе, так внутри самой России. О том, что потеряла и приобрела Россия в политическом, экономическом и военном отношении вследствие сирийской кампании – в материале РИА Новости Крым.
Победа талибов* опасна еще и тем, что радикальные исламисты в соседних странах Центральной Азии, воодушевленные событиями в Афганистане, могут попытаться повторить их успех. При этом масштабной внешней экспансии "Талибана"* для этого вовсе не требуется. В Афганистане еще находятся боевики "Исламского движения Узбекистана"*, не присоединившиеся к сети ИГ*, террористы таджикской группировки "Джамаат Ансаруллах"* и уйгурского "Исламского движения Восточного Туркестана"*. Как утверждают специалисты, талибы* взаимодействуют с этими организациями, поэтому угроза терактов в Таджикистане, Узбекистане, Туркменистане становится реальной.

"Афганский синдром" и риск новых терактов

Да и сами Соединенные Штаты после ухода из Афганистана уже не будут прежними. И дело не только в репутационных потерях. И не в достаточно ощутимом ударе по имиджу мирового гегемона.
История Америки XX века показывает: серьезные вызовы и войны приводили к серьезным внутренним реформам в США. Вторая мировая привела к изменению финансовых структур и к мировому лидерству, Вьетнам заставил полностью перестроить американскую армию, Ирак изменил тактику военных действий, ураган "Катрина" привел к реформе структур по чрезвычайным ситуациям и т.д. Закончившийся 20-летний Афганистан, возможно, не станет исключением.
Напрашивается аналогия с войной во Вьетнаме, которая подорвала доверие американцев к институтам власти и вынудила руководство страны на десятилетие прекратить военные операции рубежом.
Сокращение военной активности Штатов после ухода из Афганистана наверняка произойдет, прогнозирует программный директор РСМД, политолог-американист Иван Тимофеев.
"Это сокращение военной активности за рубежом будет временным, в том числе потому, что американцы будут концентрировать ресурсы, переосмысливать внешнюю политику и в целом принимать решение о том, куда дальше идти, на чем делать акценты. Полного отказа от этого инструмента не будет. Более того, не исключаю, что по отношению к тому же Афганистану США будут проявлять активность, например, наносить точечные бомбовые удары", – сказал РИА Новости Крым эксперт.
Тем не менее, к серьезному внутриполитическому кризису в США по примеру вьетнамской войны уход из Афганистана не приведет, считает политолог.
"Вьетнам имел гораздо больший резонанс в американском обществе, хотя бы потому, что тогда погибли 60 тысяч человек, тогда как в Афганистане – 2,5 тысячи. Другой момент, если вдруг в США произойдут новые теракты, источником которых будет Афганистан. Это будет серьезным испытанием для администрации и для Америки в целом, потому что тогда у общества и Конгресса появятся очень большие вопросы к президенту. Такой сценарий не стоит исключать. Просто теперь Штаты не будут тратить те деньги, которые шли на обеспечение присутствия в Афганистане", – констатировал Тимофеев.
Боевики движения Талибан (признано в России запрещенной террористической организацией) перед международным аэропортом имени Хамида Карзая в Кабуле, Афганистан. 16 августа 2021 года - РИА Новости, 1920, 16.08.2021
Афганистан под властью талибов*: чего опасаться России и ее соседям
Мир становится сложнее и проще одновременно. Еще больше за эти годы мир разучился договариваться. Угрозами, как и выгодами, государства теперь в основном занимаются сами. Приходят новые страхи, разрабатываются старые новые подходы. Границы и люди закрываются, а проблемы остаются, унося жизни тысяч. Дивный новый мир XXI века. 11 сентября 2021 года.
*террористические организации, запрещенные в Российской Федерации
 
Лента новостей
0
Сначала новыеСначала старые
loader
Онлайн
Заголовок открываемого материала