Рейтинг@Mail.ru
Жить так было нельзя: шесть историй беженцев из Украины и Донбасса - РИА Новости Крым, 28.03.2022
Регистрация пройдена успешно!
Пожалуйста, перейдите по ссылке из письма, отправленного на
Жить так было нельзя: шесть историй беженцев из Украины и Донбасса

Истории беженцев из Украины и Донбасса, бежавших Крым

Беженцы из Мариуполя - РИА Новости, 1920, 28.03.2022
Читать в
СЕВАСТОПОЛЬ, 28 мар – РИА Новости Крым, Анна Петрова. Неузнаваемые города, заминированные нацбатами улицы, жизнь в подвалах, эвакуация под обстрелом, боль, страх и надежда. Приехавшие в Севастополь беженцы из Донбасса и Украины рассказали корреспонденту РИА Новости Крым, какой оставили родину и как думают жить дальше.
По информации волонтеров штаба "Мы вместе – Севастополь", где регистрируют беженцев, за месяц в город прибыло свыше 1600 человек, в том числе более 600 детей. Помимо Донбасса, в Севастополь едут из Житомирской, Винницкой, Николаевской, Херсонской и Киевской областей, из Одессы, Запорожья и Харькова. В последние несколько дней больше всего людей прибывают из Мариуполя.

МАРИУПОЛЬ: ГОРОДА БОЛЬШЕ НЕТ

"Возвращаться некуда"
Елена пришла в волонтерский штаб за вещами и продуктовым набором вместе с семилетним сыном. Учебу он теперь продолжит в Севастополе – временно остановились у знакомой. Пока мальчик примеряет кроссовки, согласилась поговорить.
Муж Елены остался в Мариуполе. "Мужчин не выпускают, повестки вручают на ровном месте". Говорит, повсюду блокпосты нацбатальонов. Между собой у них связь, не всегда хорошая, так что не всем удается выбраться живыми, если очередная "застава" не предупреждена, что едут гражданские. Проверки тех, кто перемещается в черте города, даже в магазин, – жесткие и без объяснений.
"При мне было раз: оружие наставляет, даже не спрашивает, телефон (выхватывает – ред.) – рыскает, что-то проверяет, сумки открывает", – рассказывает женщина.
Вспоминает: после подхода к Мариуполю российских войск, нацбатальоны стали минировать город, и взрывалось много где, так что не все люди решались поднимать тела погибших: боялись, что окажутся рядом.
В Севастополь она с ребенком приехала три недели назад: "Дорога опасная, но доехали спокойно – повезло". До границы добирались на автобусе, о котором узнавали "по слухам и по группам в соцсетях". Очередь очень большая, но выбора не было – только ждать и уезжать. Навсегда.
"Мне было все равно: я села и поехала, в надежде, что доеду. Там оставаться смысла совершенно нет. Люди некоторые надеются, что все будет нормально, пытаются даже строить, возобновлять что-то в военное время. Но города уже нет. Куда возвращаться? Нет, уже все".
Беженцы на пункте пропуска Армянск - РИА Новости, 1920, 22.03.2022
Что нужно знать беженцу, чтобы получить все необходимые выплаты – юрист
"Это сумасшествие"
Ирина приехала в Севастополь всего три дня назад. Ей удалось выбраться и с сыном, и с мужем. Выезжали на своей машине "в чем есть, хватали все, что можно".
"Поехали, не зная, выедем или не выедем. Под пулями выбирались, точнее под градами. У нас боевые действия полным ходом, и города просто нет. Ты едешь и боишься, может же все взорваться... Ни с кем не говорили – не дай боже к кому-то попасть, вы что. Я понимала, что мужчина – заберут, а у меня ребенок", – рассказывает она.
Говорит, последние дни в Мариуполе жили в подвале. Научились по звуку определять, что "летит". В их дом попал снаряд. Там "осталось все: животные, вещи, документы".
"Мы вообще не понимали, что происходит. Вы задаете вопрос, на который мы отвечаем и даже не понимаем, что это вообще было. Сумасшествие какое-то".
В Севастополе семья остановились у родственников. Волонтеры помогли с питанием и одеждой. "Здесь со всем помогли. Спасибо большое России", – говорит Ирина.
Близкие семьи остались в Мариуполе, и ни с кем из них пока связи нет.
В одном из отелей Севастополя 22 марта заселили беженцев из Донецка, преимущественно детей – более шестидесяти. Это школьники, ученики выпускного класса, и спортсмены, подростки 11 – 16 лет. С ними несколько человек взрослых, в основном кураторы и тренеры. Родители большинства детей остались в ДНР, старшие мужчины – воюют.

ДОНЕЦК: "БОЯЛИСЬ НЕ ДОЖДАТЬСЯ"

"Страшно жить"
Марина приехала с сыном и еще двадцатью школьниками-выпускниками – она куратор группы. По ее словам, сейчас в Донецке "постоянно шумно, обстрелы по всем частям города, в том числе в центре". Воды нет уже третью неделю (закончилось все и в накопительных баках), отопления – вторую, а света не стало – "все перебито" – как раз в те дни, когда группа собиралась покинуть город.
"Просто накрывают город ВСУ, расстреливают из градов, из танков, из крупнокалиберного оружия. Снесены кварталы просто под ноль, нет ни одного целого дома в Киевском районе, Петровском и еще в нескольких прилегающих районах. Наши дома, слава богу, целы. Но сейчас там находиться невозможно".
Рассказывает, что на границе соприкосновения время от времени пропадают люди, пожилые в тех районах долго не решаются выходить, даже за пенсиями. Некоторым повезло – остались живы, но пришлось многое вытерпеть. И так восьмой год.
"В 2014-м году у меня друзья попали в плен. Хотели пересечь границу, уехать, сначала на Украину к родственникам. И они попали (к ВСУ – ред.). Их выкупали", – рассказывает женщина.
Иностранцы эвакуированы из Херсона в Армянск - РИА Новости, 1920, 13.03.2022
Только правда: что говорят беженцы из Украины на границе с Крымом
В Севастополь вместе с другими из группы приехали через Ростовскую область. Теперь главное – закончить детям школу и поступить в вуз, ведь этот год практически не учились: то карантин, то война, говорит Марина.
"Столько препятствий было на пути этих детей, которые с третьего класса поняли, узнали, что такое война. Но продолжали учиться, заниматься. В классе три золотых медалистки, несмотря на военное состояние города", – хвалится Марина.
"Основное чувство – боль"
Дома у Вики остался брат с семьей, бабушка и другие родственники. Связь с ними кое-как удается поддерживать. Виктории семнадцать. Она одна из тех детей Донецка, которые с начальной школы жили на войне. Сюда девушка приехала вместе с мамой, которая и дала разрешение нам с ней пообщаться.
Говорит, покидала родной город "со слезами на глазах: 17 лет все-таки большой жизненный опыт".
"Киевский (район – ред.) вчера ночью обстреляли – это Донбасс Арена, наш центр, это наше все. После недавних крупномасштабных прилетов в центр город сильно пострадал, много жертв было. В последние дни обстрелы все сильнее и сильнее. Обстановка в городе накаляется. Основное чувство, – боль за потерю того, что мы имели", – говорит девушка.
Несмотря ни на что, в ночь подписания президентом РФ Владимиром Путиным документов о признании Донецкой и Луганской народны республик, люди вышли на улицы, с флагами, "у всех было счастье, выпускали салюты". С радостью потом встречали и российские войска.
"Их встречали с радостью: люди понимали, что, возможно, придет все-таки конец этому всему, потому что все уже устали и морально и физически. <...> Больше всего боялись того, что спустя столько лет можно не дождаться того, чтобы увидеть, когда наш город снова будет свободен и снова будет счастлив. Вот чего мы боялись больше всего".
С горечью она добавляет: "конечно, город уже никогда не станет прежним". Как и его люди. "Ни один из граждан ЛНР и ДНР не забудет об этом и никогда, я думаю, не сможет этого простить".
"Не пустили воевать"
Александр спортсмен, крепкий, но юный парень, и в армию ДНР его, конечно, не взяли, как не просился.
"Папа у меня и брат воюют. Как началась мобилизация, сказали, кто может держать в руках оружие – прийти. И они пошли. Я хотел пойти тоже, но меня не пустили, сказали: 16 лет – рано".
Мать Саши тоже осталась. Сам же он пока в Севастополе вместе с другими спортсменами и тренером. Рассказывает, что выезжали из города "под снарядами". До этого сам лично в эпицентр страшных событий не попадал, но, стоя у дома, видел, как рядом "прилетало".
Говорит, больше всего пугало, что "люди гибнут, очень много мирных". И сейчас он не мечтает ни о чем другом, кроме как о том, чтобы "скорее закончилась война".
"А потом уже будет видно, как жить".
 Больница, Скорая помощь - РИА Новости, 1920, 08.03.2022
Беженцам с Украины окажут бесплатную медицинскую помощь в РФ – кабмин
"Дурь пройдет"
Мобилизация в ДНР тотальная, и желающих много, рассказывает Михаил Гладун – тренер Саши и еще десяти приехавших в Севастополь юных спортсменов по греко-римской борьбе. Сам он тоже настроен был решительно и пошел было в армию, но и его не взяли – на этот раз сказали "поздно": он разменял седьмой десяток.
"Пошел добровольцем, но вернули. По городу перемещаются одни старики – все мужчины воюют. Все наши тренеры, основная масса, – все мои ученики – сейчас, поскольку молодые, все служат. И кто постарше – до 55. Мне прозванивают, рассказывают", – делится Михаил Васильевич.
Вернуться в Донецк он рассчитывает недели через две, не позже. Уверен – город к тому времени уже будет освобожден.
Признается, что ему горько то молчаливое одобрение, в котором много лет жили его земляки из других регионов Украины, пока ВСУ уничтожали Донбасс. "Когда нас тут дубасили, и все молчали: так и надо было?". Но по-человечески, говорит, жаль всех, даже тех, кто направил оружие на его землю.
"Пройдет какое-то время, все равно эта дурь пройдет, они придут в себя. Мне их чисто по-человечески жалко, что они одурманенные вот этим... С каких это пор Степан Бандера стал героем? Это вражина... Но это их выбор. А Россия правильно поступила: развиваться фашизму – смерти подобно. Жизнь продолжается, но так дальше жить было нельзя. И мы надеемся на победу, потому что наше дело – правое".
Пункт пропуска Джанкой на границе России и Украины - РИА Новости, 1920, 08.03.2022
Первые беженцы из Украины в Крыму: истории о жизни
8 марта в Севастополь прибыл автобус с беженцами из Украины, среди которых спортсмены из Херсона, их жены и дети.
 
Лента новостей
0
Сначала новыеСначала старые
loader
Онлайн
Заголовок открываемого материала